Краткая история становления Стокгольма | Стокгольм | Путеводитель

Краткая история становления Стокгольма

Стокгольм является одним из трех первых документально зарегистрированных городов в долине озера Меларен (Mälaren) вблизи Бирки (Birka) и Сигтуны (Sigtuna). Впервые в летописях слово «Стокгольм» было употреблено в 1252 году в одном из Любекских трактатов, а также в хрониках, воспевающих Биргера Ярла (Birger Jarl) как основателя города. Исследования доказывают, что поселения находились здесь значительно раньше, по меньшей мере за 3000 лет до рождества Христова. Реформатор и переводчик Библии Улоф Петри (Olaus Petri) в своей «Шведской хронике» констатировал, что Стокгольм первоначально был совсем небольшим поселением. Йоганнес Мессениус (Johannes Messenius) в 1629 году в своем сочинении «Scondia illustrata» поясняет, что настоящая столица Швеции первоначально была образована по Любекскому образцу. «Первые постройки были размещены вокруг Большой площади (Stortorget) и прилегающих к ней улиц. Город своевременно и основательно был защищен крепостной стеной», но уже в первой половине XIV века границы крепости для горожан «стали узкими», и границы города начали расширяться и за пределы защитных стен крепости.

Foto G. Veinberg Baltic Media

Кстати, гостям Стокгольма, интересующимся стариной и особенно Стокгольмом средневековья, рекомендуем ближе ознакомиться с этим захватывающим временем в городском «Музее средневековья» (Medeltidsmusem), расположенным в подземелье, перед зданием парламента в самом центре города. Вход в музей прямо с набережной. Следует отметить, что в Стокгольме есть много интересных музеев на любой вкус. Подробнее с музеями предлагаем ознакомиться в заключении этого издания. А пока вернемся к основным событиям из биографии столицы Швеции.

Экономическое значение города возросло наряду с экспортом железной руды, начавшимся и развивавшимся еще в средневековье. Железную руду, предназначенную на экспорт, взвешивали в Старом городе на Железной площади (Järntorget). Сегодня довольно-таки трудно представить, как выглядела столица Швеции пятьсот лет назад. Но если воспользоваться «средневековым пенсне», то нам откроется совсем другая картина. Если взглянуть с отвесных южных скал, то «город на холмах и сваях» напоминает небольшой архипелаг островов. Внизу перекликаются голоса рыбаков и мореплавателей, наверху, на скале разносится рокот работающих ветряных мельниц. Тут же, внизу в центре архипелага видна крепость Tre Kronor, или Башня Трех корон, которая величественно возвышается на фоне малых зданий, украшенных высокими белыми дымовыми трубами. Спустившись вниз, впереди открываются ворота, будто широкая пасть в наружной защитной стене. Далее дорога ведет по узкому деревянному мостику, расположенному на месте современного шлюза Карла Йохансена, а затем необходимо пересечь вторые, так называемые Южные ворота.

Повсюду лодки, лодки и рыбачьи корзины. Большие – со стороны моря, поменьше – на берегу озера. Чуть вдалеке разместился рыбный рынок, и вокруг рыбачьих домиков и лодок, как флаги, развеваются рыбачьи снасти. На низких, поросших травой крышах серых домиков пасутся козы. На узких улочках роятся фигуры людей, голоса, мухи. В воздухе витает запах рыбы, дегтя, сыромятины и помоев, и на каждом шагу можно натолкнуться на отходы, выбрасываемые горожанами прямо на улицу.

На морском побережье происходит разгрузка судов, а на берегу озера загружают лодки. Заключаются сделки и договора на шведском, немецком, датском, голландском и многих других языках. Торговцы спорят, работники что-то поднимают, несут и волокут, колеса телег скрипят. Ремесленники работают во дворе дома, монахи громко читают псалмы, птицы щебечут повсюду, не обращая внимания на свиней, пасущихся здесь же, неподалеку. Сегодня, как обычно, в городе царит беспокойство. На эту тему горожане, по известным причинам переговариваются шепотом. Ходят слухи, что «вторгнутся немцы», которые уже и сейчас «все захватили. И теперь шведы лишь палачи и землекопы» – шипят тихие голоса, побаивающиеся также и «вторжения датчан».

Старый город или «городской остров» расположен на месте, где теперь Балтийское море воссоединяется озером Меларен

Жизнь города никогда не была легкой, так как именно здесь, как в центре, так и на пересечении дорог, встречаются и вынуждены работать вместе представители разных народов. И Стокгольм в этом плане не исключение. Стокгольм, также как и Ригу, Лиепаю, Гётеборг или Роттердам, строили и развивали иностранцы и иммигранты.

В 1495 году деревянные постройки Стокгольма сгорели дотла, не смотря на то, что в каждом доме наготове стояли ушат с водой и приспособления для тушения пожара, а в городе царил запрет «пользоваться открытым огнем». Исконные Стокгольмцы стерегли огонь как дикого зверя, которого можно было содержать лишь в надежно закрытой клетке. В выигрыше остались лишь богатые торговцы, построившие для хранения своих товаров глубокие, многоэтажные подвалы под землей. В народе до сих пор живут сказания и легенды о неисчислимых богатствах, оставшихся в подвалах когда-то сгоревших домов Старого города в Стокгольме, а также боязнь «открытого огня». Между прочим, в Швеции запрещено разводить костры после 1 мая. Это разрешено делать лишь в специально отведенных местах, указанных на туристических картах. Даже традиционные костры в Иванову ночь были заменены менее опасным, перенятым у немцев, украшенным цветами «Майским деревом». Последние костры шведы разводят 30 апреля, распевая песни в Вальпургиеву ночь. После этого во всей стране царит запрет на костры. Однако даже эта предосторожность не спасает от лесных пожаров, особенно в сухое лето. Кстати, знакомое в Латвии понятие «сжигание сухой травы» для шведов звучит как безрассудный акт вандализма.

Foto G. Veinberg Baltic Media

Однако вернемся к истории. Старый город или «городской остров» (как он фактически и называется) расположен на месте, где Балтийское море в наши дни встречается с озером Меларен. В старину здесь был морской залив, и воды, омывающие «городской остров», были морскими и солеными. Во время становления Стокгольма верхний земляной слой поднялся над уровнем моря настолько выражено, что с обеих сторон «городского острова» образовался крутой склон. С этого момента для мореплавателей стало почти невозможным преодолеть эти пороги, и маленькие острова в начале озера превратились в стратегически важные защитные и торговые точки. Большие торговые корабли были вынуждены перезагружать товар у «городского острова».

Те, кто контролировал «городской остров», хорошо заработали за счёт взимаемой таможенной пошлины. Именно поэтому можно утверждать, что исторически древнейшим источником доходов и видом бизнеса для Стокгольма была таможня, благодаря которой хозяева города увеличили прибыль, развивая технику взыскания налогов, а также выстраивая и укрепляя городские защитные стены.

Исторические рубежи Большого города позднее расширились за пределы «городского острова». Они сохранили старинные названия, связанные с расположенными вокруг Стокгольма старинными таможенными точками (как по водным, так и по сухопутным путям). Со всех сторон городской центр современного Стокгольма окружают географические точки, названия которых включают слово «таможня» – «tull». Например, восточные морские ворота называются «Hornstul» или «Роговая таможня», в то время как западный водный подход носит название «Roslagstull» и т.д. Если вдруг пожелаете поменять свою квартиру в Стокгольме на жильё внутри города, т.е. в центре, то в газетном объявлении по обмену это пожелание уточняется речевым оборотом, характерным только для стокгольмцев – «просим предлагать только между таможнями», что означает – «только в центре».

Первыми переселенцами в Стокгольме были торговцы немецкого происхождения, которые осели в столице Швеции благодаря договору, заключённому Биргером Ярлом (Birger Jarl) с городом Любек. С этого момента Стокгольм был включён в сферу интересов Ганзы, и только поэтому экономическая система Стокгольма была создана, основываясь на немецком капитале и методах сделок Ганзы. В городе стало доминировать двуязычие, и, так как переселенцы были представителями высшего класса, немецкий язык стал средством общения высших слоев общества, в то время как простой народ продолжал использовать шведский. В XIV веке давление Ганзы и немцев на будущую столицу Швеции усилилось, однако позднее, вместе с закатом ганзейской системы, оно стало уменьшаться. Благодаря тому, что в 1523 году легендарный король Густав Васа (Gustav Vasa) объявил столицей своего государства именно Стокгольм, этот город стал преобразовываться в государственный центральный мегаполис руководящих чиновников и бюрократов.

В середине XVI века по инициативе короля Густава Васа страна обращается в лютеранскую веру, и официальная церковь прерывает контакты с католическим Римом. Записи 1586 года свидетельствуют, что в это время в Стокгольм прибыл первый «настоящий турист», составивший затем первый туристический путеводитель на немецком языке.

Во «времена всевластия» Стокгольм превратился в огромный город европейского значения, в то время как шведский трон со всей серьёзностью пытался с помощью военных действий превратить Балтийское море во внутреннее озеро страны.

В XVI и XVII веках по инициативе короля развивалось строительство на окраинах Стокгольма, и город стал расти в ширину. Исторически сложилось так, что в планировании застройки Стокгольма принимали участие многие именитые архитекторы. В этот период особо следует отметить Никодемуса Тессина (Nicodemus Tessin), который в 1697 году начал строительство современного королевского дворца на месте уничтоженного пожаром замка Трёх корон. Почерк Н.Тессина можно обнаружить и в здании Старого государственного банка, и в набросках Рыцарского дома. XVIII век привнес в черты города стиль рококо – комплекс Свиндерсвик (Svindersvik) в Накке (Nacka).  XIX век в свою очередь – стиль ампир, и как образец – Русендаль (Rosendal) в Юргорден (Djurgården), ленская, т.е. областная управа и др. Урбанизация XX века привнесла массивы индустриальных объектов и квартир, югендстиль. Пример тому драматический театр построенный по проекту архитектора Фредрика Лильеквиста (Fredrik Liljekvist) «Dramaten». Яркими примерами национальной романтической архитектуры являются здание стокгольмской городской думы архитектора Рагнара Эстберга (Ragnar Östberg) и Ратуша. Классицизм и функционализм представляют Концертный зал Андерса Тенгбума (Anders Tengbom) и городская библиотека Эрика Гуннара Асплунда (Erik Gunnar Asplund). В сороковые годы доминирует функционализм с занимающим лидерские позиции Гуннаром Асплундом (Крематорий на лесном кладбище).

После Второй Мировой войны создаются новые бетонные центры с громадами жилых домов на местах старых застроек. В шестидесятые годы характерно стремительное расширение пригородов, так называемый «миллионный проект», предполагающий строительство 100000 новых квартир ежегодно.

В семидесятые годы Стокгольм заполучил спроектированный Петером Цельсингом. (Peter Celsing) Культурный центр на площади Сергеля (Sergelstorg), футуристический жилой район (Kista) и своеобразную станцию метро У. Самуэльсона (U. Samuelson) в Королевском саду (Kungsträdgården).

Восьмидесятые годы привнесли новый функционализм, например Стокгольмская университетская библиотека Ральфа Эрскине (Ralph Erskine) в Фрескати (Frescati), знаменитый, спортивный дворец «Globen», возведенный Нильсом Торпом (Nils Torp) центральный офис SAS в северном направлении от парка Хага (по правой сотороне магистрали Е4, ведущей от Стокгольма в направлении к аэропорту Арланда).

***

Стокгольм — это город на воде, и именно поэтому его иногда называют «Северной Венецией». Но, в отличие от Венеции; Стокгольм не пересечён сетью каналов. Столица расположилась на островах в месте, где Балтийское море встречается с озером Меларен (Mälaren). Наилучшая панорама города открывается взору со смотровой точки на улице Фьелгатан (Fjällgatan) в Южной (Söder) части города, о также, поднимаясь на лифте на Смотровую башню (телевизионная башня Kaknästornet), или с обзорного колеса в парке развлечений «Gröna Lund».

***

Понятие «город основан» до сих пор условно, поэтому и в случае со Стокгольмом есть основания полагать, что первоначальное возникновение Стокгольма фактически датируется намного раньше, чем принято считать на сегодняшний день. Несмотря на то, что документов, в которых Стокгольм «упоминался» бы раньше, не имеется, существуют версии и предположения, что «город у моря и озера» развивался в одно время с ранее основанными городами Бирка (Birka) и Сигтуна (Sigtuna).

Надо полагать, что запись в «Хрониках Эрика» о том, что именно Биргер Ярл (Birger Jarl) был человеком «повелевшим построить Стокгольм», указывает на желание короля «навести порядок» в уже существующем городе, превратив его в соответствующий континентальным  требованиям торговый порт, а не на строительство нового города.

В 1532 году некий немецкий географ в своем описании впервые сравнил Стокгольм с Венецией. В XVII веке эту идею поддержал Эрик Далберг (Erik Dahlberg), работая над своим трудом Suecia Antiqua et Hodierna. Он высказал предположение, что основу Стокгольма составляют «здания на воде», т.е. постройки на вбитых в землю сваях. В свою очередь Йоганес Мессениус (Johannes Messenius) в 1611 году связывает название города со старинным преданием. Оно повествует о том, как быстрым течением к подножию холма были вынесены бревна, внутри которых жители Сигтуны спрятали драгоценности, и поэтому в этом месте был заложен новый «город на сваях». Третья версия утверждает, что название города произошло от  пограничного столба, расположенного на границе регионов Упланд (Uppland) и Сëдерманланд (Södermanland).

Загадочное прошлое Стокгольма и по сей день не прекращает воодушевлять художников. Особенно следует отметить мастеров, Карла Микаэла Бельмана (Carl Michael Bellman), Августа Бланше (August Blanche), Августа Стриндберга (August Strindberg), Ялмара Сëдерберга (Hjalmar Söderberg), Нила Ферлина (Nils Ferlin), Ивара Лу-Юхансона (Ivar Lo-Johansson), Стига Дагермана (Stig Dagerman), Пера Андерса Фогельштрома (Per Anders Fogelström). Пера Вестберга (Per Wästberg) и многих других.

Широко известный литературный герой Нильс Хольгерссон, выдуманный писательницей Сельмой Лагерлëф (Selma Lagerlöf), пролетая на своем диком гусе над столицей Швеции, успел заметить, что небольшое «местечко на холме в море» со временем превратилось в огромный город. Пригороды постепенно прирастают к центру города, возникают новые жилые районы, которые объединяют детально продуманное подземное метро и сеть пригородных электропоездов.

Современный Стокгольм – это интересный большой город. Он предлагает своим гостям не только замечательные прогулки и культурные «приключения», но и привлекает чистыми местами для купания в самом центре города, а также предоставляет возможность порыбачить прямо возле зданий Парламента или Оперы и приятно отдохнуть.

Стокгольм предлагает своим гостям не только прогулки и культурные «приключения», но и развлекает чистыми местами для купания в самом центре города, а также предоставляет возможность порыбачить прямо возле зданий Парламента или Оперы.

Komentēt

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Mainīt )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Mainīt )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Mainīt )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Mainīt )

Connecting to %s